?

Log in

No account? Create an account
IMG_5428.jpg
да не оскудеет рука дающего (фото и рука автора)

# Город двух фонтанов/Октябрь/http://magazines.russ.ru/october/2011/8/u5.html

# Трубки Сталина/Лиtrerraтура/http://literratura.org/prose/775-ulya-nova-trubki-stalina.html

# Кошачий Марш/Esquire Kazahstan/https://esquire.kz/koshatchiy-marsh/

# Темнота/Этажи/https://etazhi-lit.ru/publishing/prose/573-temnota.html?_utl_t=fb

# А потом она проснулась/ Лиterraтура/http://literratura.org/issue_prose/2083-ulya-nova-a-potom-ona-prosnulas.html

# Партитура для Орфея/Дружба народов/http://magazines.russ.ru/druzhba/2003/6/ulian.html

# Фиолетовая Листва/Полутона/http://polutona.ru/?show=0117195644

# Мадемуазель Аморелла/IRL.BY/ https://irl.by/bookshelf/mademoiselle-amorella.html

# Человек из Чемодана /Русский пионер/ http://ruspioner.ru/spetsarchive/m/single/8/single_job/3130

# Сказка о слабости/Дружба народов/http://magazines.russ.ru/druzhba/2016/12/skazka-o-slabosti.html

ваша Улья Нова


На днях в Эксмо вышла моя новая книга, "Чувство моря". Прежде всего это роман о надежде. О море, исцеляющем от грусти, боли, несчастной любви и страха смерти. Это история о непостижимой силе, которая проявляется в нас и действует через нас, чтобы мы спасали друг друга.

В приморском городке существует легенда: во время урагана святой под видом незнакомца является спасать жителей и корабли от беды. У Капитана внутри обнаружена глубоководная мина, обратный отсчет которой удалось приостановить в больнице. Он возвращается домой, в приморский городок, и неожиданно начинает получать странные письма от москвички Дины, где-то далеко умирающей от любви. Письма незнакомки обо всем, что она видит и чувствует в большом городе, возвращают Капитана к жизни. Он приглашает Дину приехать, потому что считает выход к морю – единственным выходом и спасением.

На фоне последних дней Капитана происходит шествие необычных персонажей и их поэтичные истории-притчи: неизвестный художник, крадущий у приморского мира его распад, смотритель маяка со своим предсказателем бурь, тоскующее привидение Зоя из заброшенного костела, женщина Улья, гуляющая по канату в огромной шляпе, Сварливая старуха-скала, мадемуазель Аморелла и памятник ее любви, неотразимая Баба Йога, человек из чемодана и другие, странные и непростые люди составляют немного печальную и в то же время жизнеутверждающую симфонию этой книги.

А на заднем плане здесь шумит, шепчет и величественно молчит море. Оно помогает совершать на пустынном берегу маленькие философские открытия и познавать сокровенные истины. Оно учит общаться с ветром. Отпускать и ловить. Спасать и спасаться. Слушать. И смотреть вдаль.

Дорогие друзья, не откажусь от вашей помощи и поддержки, чтобы читатели узнали о книге.
Тем временем "Чувство моря" постепенно появляются в магазинах - уже можно купить
в Лабиринте , в интернет-магазине book24.

ваша Улья Нова


восемь стихотворений за два года, под общим названием 


Тайная школа изящных искусств — в любимом проекте Полутона.


большое спасибо Евгении Риц rits за публикацию!

accordionwings.jpg

1. Выезжая из больничного двора на шоссе, водитель все же улыбнулся своему доброму рождественскому ангелу в серой шубке. Никогда ведь не знаешь, кем эти ангелы прикинутся в следующий раз, кем они покажутся со стороны. И на всякий случай водитель прошептал Анечке: «Спасибо, красавица, еще поживем!»

2. «Так и знай, мальчик: чего сильно задумаешь, то и будет. Чего пожелаешь всем сердцем, то и случится. Поэтому думай осторожней. И мечтай аккуратнее, чтобы потом тысячу раз не пожалеть об этом».


3. Подбежав к овощным палаткам, к ларьку с цветами, не заботясь о мнении окружающих, произвела Антонина неожиданное и бурное действие, а на самом деле – яркий отвлекающий маневр. Во-первых, швырнула в воздух все свои деньги, отложные на море. Ровно двадцать пять тысяч бросила в лицо быстрому и чересчур современному этому городу, в котором лучше бы ей не объявляться и не жить вовсе. Закружились в воздухе, на все лады затрепетали над головами изумленных прохожих розовые пятисотрублевки.


4. В детстве, чтобы как-нибудь пережить развод родителей, Вета придумала себе, что бывают особые печальные люди. Внутри у них таится пропасть отчаянья, бездонный и необратимый обрыв. Где появляется такой человек, там всегда впоследствии происходит разобщение, случается развод.


Read more...Collapse )

интервью

Твое отсутствие в Москве имеет форму треугольника, круга?
Вместо тебя в комнате полечка, фуга?
Ты снишься Останкинской, Шуховской, Спасской башне?
Твой сыр просроченный, твой хлеб вчерашний?

Твое отсутствие в Москве имеет форму купола, кровли?
Вместо тебя на асфальте лужица слез, капельки крови?
Несколько твоих слов все еще звучат в телефоне,
Кружатся в трубке, перебивают гудки?
Вместо тебя в метро пассажиры с детьми,
Служащие, старики?

Как там в Москве твоя одичалая боль, бесхозная смерть?
Твой опустевший маршрут, осиротелый билет?
Как хорошо, что иногда нехорошо там, где нас нет –
Ты ведь не думаешь так вот уже несколько лет?

Ты в массовке Москвы один из хрущевки, из седой коммуналки?
Вместо тебя на Ордынке голые балки, нетрезвые бабки?
Вместо тебя на Покровке растаявшие снеговики, снесенные особняки?
Кто-то в Москве за спиной все еще слышит твой смех и твои шаги?

ваша улья

сила сериалов в Риге

- это когда идешь по улочке Вецриги, и из окна вдруг доносится: «Картина маслом»;

- или когда внезапно заходишь в церковь/Старую Гертруду, чтобы несколько минут посидеть на скамейке и послушать, как упражняется органист. А потом музыкант делает кратковременную паузу в своих упражнениях. И в храме возникает дребезжащая прохладой брешь тишины. В этот момент парочка фотографирует витражи, и девушка отчетливо, на весь сумрак безлюдного храма вдруг выдыхает: «пред его очами!»

- или, гуляя в окрестностях Гизинькалса, вдруг начинаешь нанизывать на невидимую нитку будущего маршрута тихие сырые дворы деревянных домиков, тенистые улочки, низкорослые кирпичные особняки, чтобы потом отвести друзей на тематическую экскурсию: «Вавилон-Берин в Риге».

- и конечно, на аллее рижского парка рано или поздно встречаешь женщину, она едет на велосипеде и при этом внимательно вглядывается в айфон. неторопливо шуршит по гравию дорожки, одной рукой рулит среди дубов, прохожих и собачек, а другой рукой держит прямо перед собой черное зеркало айфона. внимательно смотрит в одну какую-то точку экрана и медленно катится по парку. и я тоже заглядываю в свое черное зеркало, убедиться, все ли у вас тут в порядке. и мир тоже куда-то медленно и подслеповато катится среди дубов и прохожих
друзья попросили рассказать о книгах, которые показались особенными. стало немного стремно, таких книг у меня сейчас несколько. не могу подложить на их место что-то другое - из желания соответствовать или казаться лучше или правильнее, чем я есть. и да, мне-читателю и мне-пишущей стало труднее, но и интереснее после обретения этих книг. другой вопрос - сможет ли судьба подарить мне возможность следовать им, все поменять, подтянуть в собственных историях. не знаю, но мне бы этого хотелось.

первая особенная книга - омерзительно-прекрасный «сон разума» габриэль витткоп. это сборник рассказов, опубликованный после смерти писательницы. я ее чувствую и люблю как жестокую сказочницу, с огромным влиянием Гофмана. но осторожнее, читатель, ее книги могут оказаться драконом, поддавшись головокружительно-нехорошему шарму которого, ты будешь мерять по нему всю темную литературную магию и всегда будешь обделен и разочарован дозой недозволенного. если вас этой весной вдруг раздражают кухонные литературные критики, кофейно-букетное чтение, уютные фото книжек-хюгге с ракушками и латте, а хочется вдруг совсем иного от чтения - как например заглянуть в темные бездны, зловеще-прекрасного, безнаказанного преступления границ - сон разума - для вас. ах, эти французы, эти чертовы черные романтики, как же они все это умеют. любимая осиная фабрика - в общем-то детская книжка в сравнении с этим упоительным безобразием. хотя зачем сравнивать.

вторая особенная книга совершенно иного рода. есть редкие книги - и каждая - как долгожданная встреча. роковая книга-ключ. или та самая книга, которую ты бы взял с собой на необитаемый остров. которую можно читать с любой страницы. в которой каждое слово выточенное, меткое, уложено в предложение на свое единственное, точное место. и от этого на душе появляется так необходимое ей-душе радостное доверие автору. в моем случае - особенная, темная, теплая, умная, тонкая, странная книга - роман райнера марии рильке «записки мальте лауридса бригге». этот текст, написанный примерно с 1903 по 1911 годы, как-то отменно вписывается, встраивается в Ригу. с его помощью можно по-новому разглядеть город, что-то заподозрить совсем другое за этими окнами северного модерна. и, да, если уж добровольно принимать, впитывать в себя какую-нибудь чужую память, то на сегодняшний день я выбираю именно эту замысловатую память, пропущенную сквозь фильтры воображения и поэзии. я уже писала и продолжаю повторять, что книга - особая, удивительная, упоительная форма свободы. и в этих двух книгах, о которых я написала вам сегодня, заряд свободы и поэзии невероятный. а всяческие страхи, опасения и сомнения отбрасывайте, мои хорошие, эти болезни нашего времени только тянут назад в XX век, во мрак бескультурья (бес культурья – кстати, это какой-то дикий персонаж из медийной сферы).